Страница 2 из 4«1234»
Форум » Наш сайт » Конкурсы и награждения » Конкурс (2) (Биография персонажа)
Конкурс (2)
  • Auriel
  • Пользователь
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/01
  • Сообщение #16
Детки, я начну с истории всем вам знакомой с детства, ибо это история сотворения мира нашего. С начала начал был Абсолют, пустое пространство, вакуум. И в этой бесконечности “перемещались” две сущности – Ану и Падохум (или Падомай).Откуда взялись они – неизвестно, так же как и неизвестно то, что было раньше Абсолюта, или же он был всегда, хотя это малопонятно. Ану представлял собой порядок, свет и устойчивость. Падохум же был полной противоположностью, он представлял собой хаос, тьму и изменчивость. И когда эти две сущности столкнулись появилось то, что называется Аурбис. Сначала Аурбис был хаотичен и беспорядочен, и каждое событие в нём случалось с вероятностью, хаотично и беспорядочно. И чтобы касаться Аурбиса и влиять на него Ану и Падохум создают свои души: Ануиэль (душа Ану) и Ситис (душа Падохума). Ануиэль и Ситис по-разному касаются Аурбиса, вследствие чего он упорядочивается и изменяется. Из-за взаимодействия этих божественных полярностей появляются Эт’Ада – первичные духи, предки Аэдра и Даедра. Первенцем Ану был Акатош (или Ариэль), и когда появился Акатош, появилось время, что дало многим существам возможность самореализоваться в этом мире. Акатош является сильнейшим из Аэдра. Первенцем Падохума был Лорхан, хоть он и хотел остаться безымянным. Лорхан не был Аэдра, хотя порождениями Падохума явились Даедра, а порождениями Ану – Аэдра. Некоторые Эт’Ада перешли в лоно Ану, это были Аэдра, которые создали план Этериуса, в котором и живут ныне живущие девять богов. Планеты богов, или же сами боги, числом в восемь разделяют пространства на шестнадцать пустот, которые заполнил Обливион – план, который создали Даедры. В каждом плане Обливиона правит свой Лорд Даедра. Всего их шестнадцать, и у каждого Лорда своя сфера деятельности: Азура, Боэтия, Ваернима, Гирцин, Клавикус Вайл, Малакат, Меридия, Мефала, Молаг Бал, Намира, Ноктюрнал, Перайт, Сангвин, Шеогорат, Хёмаус Мора и Мерхун Дагон. Лорхан решил создать новый план в центре Аурбиса – план смертных, Нирн. Для этого он соблазнил/обманул богов (Аэдра). Создателем Нирна был Магнус, Лорхан же – вдохновителем. В центре Аурбиса был помещён Магнус (солнце), которое стали поддерживать планеты Богов, или же сами Боги. Некоторые из Аэдра отдали свои кости, что теперь является планетами. Планеты, это тела богов, а их души живут в Этериусе. Но когда Нирн был создан многим из сильнейших Аэдра (в том числе и Магнусу) этот мир показался уродливым, так же как и некоторым из первых смертных, в частности эльфам, часть которых хотела вернуться в лоно духов, а другая часть получила возможность для самореализации в этом мире. И тогда Боги убили Лорхана и вырвали его сердце, и бросили его в море, где никакая другая стихия не могла вмещаться в ход бытия. Но вскоре на этом месте возник вулканический остров Вварденфелл. После этого боги собрались в Адамантовой башне и решили, что им делать дальше: некоторые из них переформировались в другие сущности, а некоторые, в том числе и теперешние Боги ушли в Этериус. После ухода Магнуса и других Богов, на Нирне воцарился порядок, который позволил случиться всему, что случилось. Ведь когда Боги ступали на Нирн, там воцарялся хаос - опасный для первых смертных.
Чтоже решили боги в Адамантовой башне? Я расскажу вам... Всю Историю Нирна пронизывает одно имя - Акатош; да что там Нирна, в любой Эре эта сущность имеет важное, ключевое значение. Кто-то считает его богом, молится ему и совершает паломничество; кто-то отрицает его существование и даже говорить о нём не станет(особенно данмеры, вы ведь знаете как эти пройдохи критикуют заповеди девяти). Но разве есть такие, кто хотябы в общих чертах не расскажет вам о нём? Он не стремиться к славе и могуществу, его следы в истории - скорее находчивость историков, чем неосторожность Бога. Аэдра не приходят в Нирн ибо для последнего этого обернется катастрофическими последствиями, даже более ужасными чем от прихода дэйдра. Но в Адамантовой башне было решено порядок в смертном плане доверить Богу времени Акатошу. Ведь кто другой, может знать что случится с Нирном в любой момент времени, как не его повелитель.
"Время и место подвига определяется судьбой, но если не придет герой, не будет и подвига." - Цурин Арктус Подземный Король
Акатош редко вмешивается в дела смертных, а если и делает это - то не лично. История знает моменты, когда воплощения Акатоша спасали Нирн от неминуемого забвения. Однако есть вещи которые навечно записаны в свитки, но мало кто знает что в них написано. Детки, вам повезло, ведь я один из немногих кто читал эти свитки; я расскажу вам, ведь даже если вы расскажете кому-нибудь еще вам едвали поверят, также как и вы можете не поверить мне сейчас. Вы знаете что наш мир еще то местечко, в нем постоянно что-то происходит; плохие вещи, хорошие вещи - однако то что вы должны понять, может выйди за рамки вашего понимания - добро и зло - это две стороны одной монеты; добро и зло - это мораль, а мораль у каждого своя. То что одни считают панацеей - для других яд. Слово Бог - означает вездесущую и всезнающую сущность, но мало кто знает, что бог может убить одного ни в чем не виновного человека, который возможно поклонялся всю свою жизнь именно этому Богу, чтобы спасти убийцу. Пути Создателя неисповедимы скажете вы, но если попытаться, вы сможете понять божий умысел. Ведь если вспомнить цитату поземного короля, которого каждый праведник считает нечестивым злодеем, а каждый ученый уважает и боится, все приобретает смысл. Богам нужны Герои... Акатош Аэдра - который не может просто войти в Нирн и сделать это, как и другие Девять. Но есть "боги" которые могут, это Дэйдра.(ведь Обливион не так угрожает Мундусу, как Этериос). Поэтому двадцать первого дня месяца Первоцвета Метеоритной Эры, был заключено соглашение между Аэдра и Дэйдра(союзом это не не назовешь, ведь они никогда не воевали это просто письменное соглашение, написанное на древних свитках, как дань уважения истории и потдержания равновесия в Нирне.) Дэйдра бессмертны, в отличии от Аэдра; но так было не всегда, поскольку Дейдра всегда находились в большинстве(ведь они являются стороной Пандомея, для которого привычней разрушать; в отличае от стороны Ану, которые жертвовали собой ради создания сущего). Азура(Луна и Звезда), все знают эту принцессу Даэдра; но мало кто знает почему её так называют. В Мундусе всего одна звезда - это Магнус(Аэдра) а у Нирна два суптника - Массера и Секунда. Все эти Аэдра отдали свои материальные тела для достижения одной цели - сделать дэйдра бессмертными; поскольку в Этэриосе, Аэдра ничего не угрожает, для Аэдра это был не жест доброй воли и сделать это было не сложно. В обмен на это, дэйдра пообещали свою помощь в потдержании порядка в Нирне(в основном это вторая сторона монеты, но она также бесценна как и вторая). Поскольку Лорхана изгнали, главным приемником стала Азура, принцесса дейдра которая повелевает судьбой. И с тех пор две фигуры, играют в эту интересную игру Богов; а остальные лишь наблюдают и лишь изредко вмешиваются, чтобы поддержать шоу. Имена этим фигурам - Азура и Акатош. Время и судьба... Благодаря им и только им, в мире появляются герои, которые меняют ход истории, которые не знают кто они, за чем они здесь и за что. Они просто идут тропой предначертанной богами, они были избранны... Детки, меня зовут Ауриэль, я был воплощением Неревара в Морровинде, клинком при дворе Даггерфолла, не дал Мехруну Дагону захватить смертный план, помешал Ягару Тарну Разрушить Тамриэль и вот я на материке Скайрим; Как я попал сюда? Я родился, но никто не видел моих родителей; я рос, но никто не знает меня; я говорил, но некто меня даже не запомнил(Работа Нактюрнал наверно, но какая разница?) я давно понял все что здесь происходит, но это не имеет значения, ведь скоро мной овладеет Ситис и вы умрете от моей руки; Азура сделает так что стража меня найдет и посадит, и мне мне останется лишь ждать когда меня посадят на телегу и повезут на казнь. А Вермина лишит меня памяти, чтобы я ничего не вспомниль; это не надолго, когда я исполню предназначение богов я умру и рожусь в другом месте, там где нужен герой. Называйте меня марионеткой Богов, меня все устраивает(и тут начинается главная музыкальная тема из Скайрима)

ps/ вся история полностью основана на исторических событиях TES, много отголосков на все части игры, все что вызвало у вас недоверие или несходство - есть вымысел основанный на внеглассной истории(историю которую я додумал сам, но о которой создатели вселенной ничего не говорили, однако все могло сложиться не так, как я написал, спасибо за внимание)
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/01
  • Сообщение #17
Крики… Снова эти крики. Повсюду огонь. Выглянув из своего каменного подвала, единственного укрытия, способного противостоять этому всепожирающему пламени, он беглым взглядом осмотрел улицу. … Невдалеке лежит норд с глазами полными ужаса. Крик. Из окна догорающего дома вылетает маленькая эльфийка, в окне виден её отец. Этот душераздирающий крик издавал он. Сверкнула эльфийская сталь меча, но было уже поздно. Переломленное неведомой силой тело упала рядом с молодой эльфийкой. Еще один крик, прерванный коротким ударом из тени. Бедное дитя. ЭТО вышло из тени, закинуло два бездвижных тела на своего слугу, и, бросив короткий взгляд в подвал, где прятался, вероятно, последний житель этого города, с ухмылкой удалилось в сторону выхода из этого ада. Из последних сил, он попытался выползти из этого подвала, на улицу, но неожиданно появившийся топот имперских лошадей и ярчайшая вспышка света прервала его попытки.

Хаджит открыл глаза. Снова этот сон. Чёртовы воспоминания возвращаются каждую ночь.
Тот день назвали «Трагедией Морровинда». Некроманты вырезали весь Сейда Нин, напав с моря на беспечный приморский городок. Чудом выжившего хаджита без суда и следствия загребли «во время» подоспевший имперский легион. Погоню за некромантами организовывать не стали, свалив всю вину на него. По приказу «кого-то сверху» заключенного отправили в Скайрим, где его ждала казнь.
Палубу качнуло. Кошачьим взглядом он оглядел темный трюм. Возле другой стены лежал новый заключенный, видимо, подхваченный на одном из остров. Новый сокамерник явно истекал кровью, но помощь, видимо, по местным традициям, никто оказывать не стал. Хаджит подполз к нему, и перевернув, как оказалось бретонца, на спину оказал тому первую помощь, перевязав раны найденным невдалеке мешком. Корабль еще раз сильно качнула, и хаджит по инерции встал на раненную магией ногу. Удар. Тьма.

Глаза не хотят открываться. Усилием воли они приоткрываются. Голова ужасно болела, на ней появилась перевязка. Над ним сидел человек, но глаза отказывались концентрировать. Неожиданно прозвучал голос, немного хриплый, но располагающий к себе: «Наконец-то проснулся». Язык отказывался двигаться, ответа бретонец не получил, лишь еле заметное движение головой. «Да, не слабо тебе досталось, такие раны не заживут и в ближайшие полгода, если они останутся без надобного лечения, разумеется. Моё имя Налькхильм, я родом с..хм, думаю, это не важно. Я вижу, ты остановил кровотечение у меня, спасибо тебе за это. Не бойся, я в долгу не останусь», его руки опустились на раненную ногу, от них шло не яркое голубое сияние. Боль начала отступать, глаза смогли сконцентрироваться, хаджит наконец смог убедиться, что с ним разговаривал тот самый бретонец. Силы начали возвращаться, но разговаривать хаджит до сих пор не мог. Посидев над ногой около двух часов, бретонец устало сел к противоположной стене. Измученных заключенных одолел сон.

«Вставай, остались считанные часы до Скайрима»,- голос звучал отдаленно, медленно возвращалась реальность. Неожиданно легко хаджит открыл глаза, рядом с ним сидел его новый друг. «Вижу, ты уже полон сил», с улыбкой проговорил тот. «Ты, верно быть, голоден», сказал он, пододвинув тарелку. Простой батон с немного затхлой водой казались лучшей в мире едой. Качки, как ни странно, почти не было. «Мы уже вошли в прибрежные воды Скайрима», словно прочитав его мысли, объяснил бретонец. «Спасибо… тебе», говорить еще трудно, хаджит говорил с небольшими паузами. «Нет, не стоит благодарности, лучше, пока у нас еще есть время, расскажи мне свою историю, хаджит с клеймом убийцы». На его руке и вправду красовался богомерзкий символ обливиона. «Думаю, ты слышал о недавних событиях в Морровинде…», начал свой рассказ хаджит.

«… проснувшись, я обнаружил тебя», закончил он свой рассказ. Бретонец хотел начать повествование своей истории, но люк в трюм открыли. Неожиданный, словно сжигающий глаза свет ударил по отвыкшим от солнца заключенным. На улице был полдень. «Эй, вы, двоя, ваша остановка, смертники», прозвучал насмешливый голос данмера. Переглянувшись, заключенные пошли к выходу, наверху их ждали. Прикрываю глаза от солнца, они увидели то, о чем так много слышали. Скайрим. Не дав полюбоваться на далекие горы, данмер пинками погнал их к мостику, соединяющего корабль с пристанью. Матросы уже разгрузили груз, ждали только передачи их, заключенных, в руки служителей закона. Мрачные норды встретили их холодными взглядами, в их руки перешли все приказы насчет судьбы узников. Их губы растянулись в ухмылке. Церемониться с ними никто не собирался. Два крупных норда повели их к местной тюрьме. Один, отошел в сторону с хаджитом, второй же быстрым ударом топора подсёк ногу бретонцу. И не слова в комментарий происходящего. Норд молча начал заносить топор над бретонцем. Тот, кинул взгляд на хаджита, спросил его имя. «Моё имя Тагро». «Тагро..», на века застыло это имя в устах последнего из Серых Лисов. Голова скатилась с плеч мертвого бретонца, оставляю кровавую дорожку за собой. Тагро попытался вырваться из хватки норда. Удар. Тьма.
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/01
  • Сообщение #18
Попытка не пытка)

Он не помнит свою семью, но он хорошо помнит снега своей родины. В раннем детстве его родители были убиты бандитами, которые шли мимо в поисках наживы. Они напали на их лагерь ночью, беспощадно уничтожая все живое. Казалось бы, на этом история должна бы закончится, но в тот момент, когда один из бандитов был готов перерезать горло беззащитному ребенку, появились они - неизвестные в темных кожанных костюмах. Не произносяя ни слова, они отвезли ребенка в Сиродил, и оставили его у фермера близ Чейдинхола.

Юноша рос в постоянных терзаниях, он не мог позабыть о прошлом. И вот однажды, в месяц Второго Зерна, когда фермер отправился в город по делам, на ферму вошел мужчина в черной робе. Он подошел к юноше, и сказал одну лишь фразу:"Ты хочешь на родину, узнать правду?", после чего положил маленькую коробоку в руки нашего героя. Юноша долго стоял и смотрял на удаляющуюся фигуру, в его ушах стоял звон. Когда он открыл коробку, он увидел, что внутри была записка и клинок из темного металла. Прочитав записку юноша застыл с испуганными глазами, он пытался убедить себя, что это шутка. Записка гласила следующая: "Мать Ночи следила за тобой, и готова исполнить твое желание, но у всего есть своя цена. За возвращение на родину, Темное Братство хочет крови. Сегодня, когда тень падет на город, ты отправишся в Чейдинхол, в небольшой дом близ северных ворот, задняя дверь будет открыта, дальше ты должен облагородить этот клинок кровью хозяина, после чего твоя мечта исполнится".

Юноша понимал, что это безумие, но тяга к мести взяла верх. Когда он вошел в указанный дом, он увидел мирно сидящего в кресле старого норда, собрав всю храбрость, юноша перерезал глотку старику. В тот же момент ворвалась имперская стража, и оглушила нашего убийцу.

Когда он очнулся, то сразу услышал знакомый голос, который изменил его жизнь: "За убийство благородного посла, вы приговариваетесь к казни на родине жертвы, в Скайриме...".
  • Aravin
  • Пользователь
  • Репутация: 2
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #19
Одинокий странник, закутанный в большой меховой плащ, наконец-то достиг своей цели. Монастырь. Мужчина путешествовал не один день и был предельно истощен. Он постучался в массивную деревянную дверь. Ответом ему была тишина. Человек растерянно оглянулся вокруг, но, не успев толком задуматься, имперец вдруг услышал голос. Кто-то его звал внутрь. Раздался щелчок, и прежде запертые двери вдруг распахнулись сами по себе.
Человек спешно вошел. Имперец снова услышал голос, хотя говорящего не было видно нигде. Мужчина повернул направо, оказавшись в небольшой деревянной келье, ориентируясь лишь на голос.

В лицо имперцу ударил слабоватый синий свет. Посередине кельи стоял высокий монах. Монах поприветствовал странника.

- С прибытием, Эсберн.

Клинок сдержанно кивнул в ответ. Язык. Нордлинг, овладевший в совершенстве искусством Крика. И притом Мастер. Именно его голос услышал Эсберн неделю назад, будучи в нескольких десятках милях от этого места. Мастер поднял повыше светящийся камень. Свет выхватил из темноты странное механическое устройство на шее монаха. Эсберн тотчас вспомнил древние предания, что Мастера никогда не произносили ни единого слова просто так.

- Драконорожденный здесь. В Скайриме. Но что-то изменилось, он не станет Героем, он не исполнит пророчества. Мы должны вмешаться.

- Вы знаете, кто он и где именно находится?

Монах кивнул. Его правая рука поднялась и дотронулась до устройства на шее. Эсберн невольно сделал шаг назад. Нордлинг шумно вдохнул воздух. Клинок успел зажмуриться. Через мгновение в монастыре не было ни единой души.

- Сын! На сегодня все, закрываемся!

- Да, отец, - недовольно проворчал я в ответ. А я как раз разговаривал с двумя симпатичными посетительницами – пришлось выпроводить всех наружу. Чертов старик. Совсем из ума выжил на старости лет. Закрываю дверь. Оглядываюсь вокруг. Маленький магазинчик на углу маленькой улице в Вайтране, вот где мы живем и работаем.
Меня зовут Хаггорд. На самом деле это нордское имя, а я – имперец. Но в Скайриме я живу уже очень давно.

Время ужина. Как мне надоело готовить еду для отца. Он вечно ворчит, что я все делаю не так. Никогда не бывает мною доволен. Иногда я так сержусь на него, что на целый день ухожу в кабак напиваться. Понимаю, не самый лучший способ решить проблему, но и сидеть дома и выслушивать вечные брюзжания выжившего из ума старика я тоже не собираюсь. Я молод, у меня вся жизнь впереди.

Я прохожу в жилую часть нашего небольшого дома, подхожу к печи. Со вчерашнего дня наверняка остался какой-нибудь рыбный суп. Я ставлю горшок разогреваться и поворачиваюсь к отцу.

Мой отец очень стар. Кажется, у меня были еще старшие братья, но они разбрелись по всему Тамриэлю. Оставили старика на мне. Иногда я чувствую, что я ненавижу своих братьев, которых никогда и не видел и даже не знаю, живы ли они. Я тяжело вздыхаю, но останавливаюсь на полувздохе под тяжелым пристальным взглядом отца.

- Что?

Седовласый мужчина внимательно смотрит на меня. Знаете, обычно он смотрел на меня полупрезрительно. Ну, или просто с разочарованием. Как будто я могу добиться большего, сидя в этой дыре. Но сейчас отец смотрел на меня с какой-то грустью и … даже нежностью. Мое сердце ёкнуло. За последние три месяца старик несколько раз жаловался на сердце. Каким бы непутевым сыном я ни был, он все равно мой отец. Я приближаюсь к нему. Мой отец медленно садится на стул, а я, как растерянный мальчишка, наклоняюсь к нему

- Папа, с тобой все в порядке? Как твое сердце? Позвать лекаря? – старик торопливо качает головой и отворачивается к стене. Я с запозданием испытываю чувство вины – так вот почему он решил закрыться пораньше.

Мой отец терпеть не может слабость. Поэтому я оставляю его и снова подхожу к печи. Я мало чего боюсь, но вид старого, несчастного больного родителя – это то, чего я страшусь больше всего на свете. Жгучее чувство вины дико ворочается внутри меня всякий раз, когда я вижу его таким. В такие моменты я вспоминаю все свои выходки, и отца, который непременно выручал меня со спокойным, размеренным видом лишь для того, чтобы устроить настоящую выволочку дома. И каждый раз к моему горлу подступает ком, а глаза наполняются слезами горечи и, я стискиваю челюсти, чтобы не заплакать.

Я украдкою смотрю на отца. Он сидит, спрятав лицо в ладонях. Сквозь старческие морщинистые руки на деревянный пол каплями стекают слезы. Впервые я вижу отца плачущим. Я замер у печи, не осмеливаясь даже пошевелиться. Вскоре старик перестает плакать. Он торопливо утер слезы, а затем решительно встал.

- Папа, папа, что с тобой… может мне заскочить к Роггорду, взять кувшинчик вина? – пытаюсь я успокоить старика. Отец снова качает головой. Мой родитель всхлипнул, а затем обратил на меня взор своих опухших глаз. Взгляд его был тяжел.

- Хаггорд, я долго думал о твоем будущем и решил, что тебе не место здесь.
Я молчу, не смея его перебивать.

- Вот, возьми, - отец наклоняется к письменному столу и извлекает на свет небольшую шкатулку, - Здесь тысяча септимов, должно хватить на первое время.

- Куда… куда я пое… А как же ты, отец? Как ты без меня..

- Не спорь! Подумай своей головой. Хочешь всю жизнь застрять здесь? А? Думаешь, я не знаю, что ты ненавидишь и мой магазин и меня самого? Довольно!

Мое недоумение постепенно сменяется недовольством. Я начинаю сердиться на отца. Если бы не я, он давно бы уже околел от холода в этом домике! Старик продолжает меня ругать. Он припоминает все мои старые выходки и начинает сетовать, насколько опустошительны они для и без того скудного семейного запаса денег. Наконец мое терпение лопается. Я хватаю кошель с монетами и без единого слова выхожу из дома, громко хлопнув дверью. В кабак! Пропивать мое крошечное наследство!

С каждым шагом по заснеженному городу я остываю. Я начинаю беспокоиться о своем отце. Вдруг что-то с ним случится? Я прохожу еще несколько метров, как беспокойство окончательно одолевает меня и, я бегу назад, домой.

Голоса. Удивившись прибытию гостей в стол поздний час, я все же быстрым шагом вхожу в жилую часть дома и обнаруживаю там двух посторонних мужчин. Я не успеваю разглядеть их лиц. Мой отец смотрит на меня со смесью ужаса и страха. Что я сделал не так?

В мгновение ока высокий норд выхватывает кинжал и приставляет его к горлу моего отца. Я застываю как вкопанный. Бежать, звать на помощь? Второй злоумышленник встает у меня за спиной и вынимает из ножен длинный меч. При виде оружия меня бросает в жар. Тяжелый кошель с монетами оттягивает руку – я поднимаю его, готовясь предложить его бандитам, как вдруг меня опережает норд.

- Говори. Скажи ему правду. Иначе ему не выполнить своего предназначения! – помпезно восклицает норд. Я смотрю на отца. Правду? Какую правду? Старик смотрит на меня. В его взгляде боль. Я сглатываю. Что он мне скажет? Мой отец прикладывает руку к голове и, замерев в этой позе, начинает.

- Сын… ты наверняка заметил, что мы с тобой не очень похожи внешне. И что я слишком стар, чтобы быть тебе отцом. Настоящим, - от этих слов мое сердце чуть не останавливается, но я продолжаю слушать, - Правда заключается в том, что… я принял тебя в свой дом, двадцать два года назад. Я – не твой отец. Мы – чужие люди, - последние слова старик произносит с такой дрожью в голосе, что я еле сдерживаю слезы.

Наступила тишина. Я медленно обдумываю ситуацию. Все мои мысли стали тягучими, как мед. Я не могу думать. Я должен разозлиться. Я должен все отрицать.

- Даже если так, ты – мой отец! У меня больше никого нету, глупый ты старик! Зачем ты это говоришь… А вы – вы кто? Что, что вам от меня надо? Уходите… уходите!

Норд вздыхает, а затем поворачивает голову к меченосцу и качает головой. Воин с каменным лицом подходит к моему отцу и одним единым движением вонзает свой меч в живот. Стальной клинок рассекает старческую плоть без всякого сопротивления. Убийца делает шаг назад.

Мой отец падает на пол, держась за живот. Как в кошмарном сне я медленно делаю несколько шагов вперед и падаю на колени рядом с ним. Отец поднимает свою голову и смотрит мне в глаза. В последние моменты своей жизни в его глазах не было ни разочарования, ни сожаления. Он смотрел на меня взглядом, каким мог смотреть только любящий родитель на своего любимого сына. Любимого и единственного сына. Наконец я даю волю своим чувствам. С диким криком, каких еще не испускал, я схватил умирающего отца за плечи и заплакал, не сдерживая больше слез. Почему-то именно сейчас я отреагировал очень быстро. Словно я знал точно, что больше никогда его не увижу. Странно.

Дальше была злоба. Я пытаюсь схватить меченосца и впечатать его в стену. У меня почти получается – затем я получаю жестокий удар в живот. Я падаю вниз, охваченный болью. Меня поднимают. Через мгновение я чувствую, как что-то раскаленное дотронулось до моего лица. Я кричу. Мое обожженное лицо пылает огнем. Последнее что я вижу, это как норд снимает со своей шеи странный металлический прибор. Он раскрывает рот, и меня сбивает с ног появившаяся из неоткуда ударная волна.

Я не помню своего имени. Я не помню, откуда я. Я не помню, кто я. Я проснулся в магазине. Рядом лежал мертвый старик. Кажется, его убили мечом. Который был в моих руках. Меня обвинили в том, что я убил старика и его сына. Странно. Я абсолютно ничего не помню.
Мое лицо все в шрамах. У меня очень дикий, опасный вид. Охранники мне сказали, что меня казнят днем. Ночью, в камере мне приснился тот самый магазин. Но я видел совсем другое. Что не я убивал старика, а кто-то другой. А я на коленях рядом с убитым и плачу. Странно. Когда я проснулся я немедленно забыл все важные детали сна, а к полудню лишь помнил, что мне что-то снилось.

Вот меня, закованного в кандалы, ведут на казнь. Я смотрю наверх. Солнце уже высоко, хорошо светит. Палач уже ждет меня. Странно. Я уверен, что мое время еще не пришло. И что я должен что-то сделать. Что-то важное. Очень важное. А еще я помню Крик. И взгляд. Полный любви.
  • dlb
  • Пользователь
  • Репутация: 0
  • Пол: Женщина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #20
Шел легкий снег, я и еще трое заключенных сидели в телеге, которая везла нас на встречу к судьбе. Стояла тишина, лишь гогот лошади, да скрип колес, который нагонял тоску на пассажиров, давал понять что мы еще живы. Мы ехали уже довольно долго, однако так и не разу не заговорили друг с другом; один из них, имперец - закрыв глаза, шевелил губами так, что не было слышно даже его дыхания, наверно молил Акатоша о спасении - подумал я. Другие же сохраняли невозмутимое спокойствие; я приметил себе в собеседники сидящего передо мной норда, ведь у того, что сидел справа - был кляп во рту, что ставило под сомнение его разговорчивость. Настроившись на диалог, я поприветствовал норда; однако не успела с моих губ сорваться первая буква, он перебил меня и сказал - "как тебя зовут?" Dovakiin - молниеносно ответил я и сразу отметил для себя ухмылку на его лице, которая появилось в момент моего ответа. Опять настало привычное молчание, я растерялся и не знал как поддержать разговор; а мой новый друг внимательно разглядывал меня. Я спросил - "а тебя? как зовут тебя?" "Эсберн" - ответил он, протягивая мне руки. Рукопожатие наше выглядело довольно странно, так как запястья наши находились в кандалах из дерева. "за что тебя...?" - не отрывая от меня глаз, с любопытством в голосе спросил он.
- а за что казнят данмеров в Скайриме? *усмехнулся я продолжая повествования* Солстейм... Эта война уже порядком всем надоела, но для северян это уже традиция, а не бойня; а тут еще эта гражданская война... Теперь убивать в сражении данмеров не в моде - в моде казнить их перед толпой, чтобы их сородичи думали дважды над своими поступками; по крайней мере знать на это рассчитывает, а мы лишь пешки в их играх. Казнь, видит Азура, не лучшая смерть, но обливион побери я хотел умереть на родине, в Моровинде и чтобы прах мой развеяли над рекой Одай в Балморе... Но на все ведь умысел создателя и именно поэтому мы умрем в холодном аду - *сказал с иронией я* Имперец услышав это, прекратил свои бормотания и с презрением посмотрел на меня, но с уст его так и не слетело ни одного слова...
- мы не умрем... - Сказал Эсберн, успокаивающим материнским голосом, отвернувшись в сторону кучера и посмотрев, казалось что, за горизонт...
  • goliaf
  • Пользователь
  • Репутация: 1
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Польша | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #21
Дневник Имперца Диктуса

День 1

Плохая погода, голодное утро.
Самодовольный болван, жалкий прохиндей, Панталион имея при себе столько денег, столько, сколько я бы не заработал за свою никчемную жизнь, ловкий змей, обманувший меня на 10 золотых, которые я зарабатывал несколько дней. Не имея возможности унизить его при таком положении, в котором я сейчас. Как же я ненавижу его, я думал, думал что это выгодная сделка купить у него ржавый нож, но он просто забрал у меня деньги и я нечего не могу с этим поделать. Никчемные стражники, кому они нужны если они не могут помочь, не считают что это надо ! Все эти лица, которые видели все своими глазами, не хотят мне помогать, они считают меня отбросом, я не могу не на кого положиться, надо привыкнуть жить одному! Я низок, я не могу жить такой жизнью! Когда-нибудь я зарежу его жирную мать, и заставлю его пить хлещущую кровь своей матери, он будет визжать от ужаса так же, как его мамаша когда я ее зарежу. А его просто убью !

День 7

Погода замечательная, хочу отдохнуть сегодня, надеюсь раздобуду пару монет.
Ха-ха, я сгодня пьяный и ме было весело, кча людей и всм весело !! Поспал нмного на столе. Чть не пдрался с какм-то силачем, скзал что лблю его. Мня вгнали, скзали бльше не прихдить !

День 8

Хорошая погода, голодное утро, болит голова, хочу пить, не помню что вчера было.
Вышел из своей палатки, любовался красотой утреней реки, река льется все время, ей нет конца. Хотелось бы жить вечно, но не имея ничего хочется умереть. Толпы ходят туда-сюда, не находят себе места, не понимая зачем существуют. Каждый день я задаюсь тем же вопросом. Почему ? Не могу найти на него ответ. Нашел работу, конечно гроши, но все же лучше я не найду.

День 14

Прекраснейшая погода, красочная, сегодня позавтракал.
Шел по улице своего города и увидел этого проходимца. Ненависть вернулась ко мне, представил то что хотел с ним сделать, смех, радость, ярость при этом присутствовала. Эта скотина даже не заметила меня, я думаю у него каждый день такие наивные дураки.
Сегодня увидел приятную девушку, у нее был друг.

День 20

Дождь, зато хороший сон, но палатка промокла насквозь, я очень злой.
Гулял по лесу, встретил собаку, дружелюбная. Назвал ее Марти. Мы с ней долго гуляли, видели медведя и от страха оба убежали. Оба промокли. Нашли руины, много непонятной формы камней, выгравированы очень аккуратно, приятной формы, надписи непонятный, залез на один из камней и заметил не далеко кинжал. Подобрав его около горстки костей, убил пса. Недалеко от меня увидел привидение, подошел поближе что бы поговорить, никогда не видел призраков, он исчез. Ко мне подбежал какой-то человек в мантии с рисунком в виде черепа. И сказал " Ты будешь жить, после того как я тебя убью ", после чего ударил меня своей тростью. Я целый день злой, убил его, я был голодный тогда, отрезал ему руку и повесил на пояс, облизал свой кинжал и мне стало весело. Вечером когда был дома поджарил руку и съел.

День 30

Нету денег, нечего есть, утро плохое, но я не злой сегодня, погода хорошая.
Обратно гулял по городу. Увидел ту неотразимую красоту. Она шла со своим другом. Пол дня следил за ней. Как я ее люблю. Узнал ее имя: Остара, как оно прекрасно звучит. Проследив до самого конца, Я ТЕПЕРЬ ЗНАЮ ГДЕ ОНА ЖИВЕТ !!!! Ее друг свернул куда-то, пошел за ним. Он вошел в небольшой дом, жил он один, на окраине! В голове было пусто, не одной мысли, я не зная зачем постучал в дом. Мне открыл этот мужчина и представился Рупертом, зашел под предлогом того, что я хочу поговорить с ним о местах в этом городе. Какой тупой, идиот. Пару глотков непонятного. Беседовал с ним около пяти минут. Подошел к нему и сказал что мне пора идти. Он мне говорил, что это еще не все и положил свою руку на мое плечо, когда я к нему стоял спиной и собирался уходить. Очень разозлился. Достал кинжал и орал на него, я не помню что именно. Воткнул ему кинжал прямо в руку. Он начал визжать, как мать Панталиона в моих мечтах. Кинжал был воткнут, я ударил его кулаком в голову, он вырубился. Достал кинжал с его руки, и 11 раз засовывал ему в горло, очень много крови, очень-очень, не хотел ранить его сердце, потому что хотел есть. Взял у него деньги. Завернул его тело в тот кровавый ковер, остальной пол вытер. Кинул его тело в реку, которая бесконечно текла напротив моей палатки.

День 45

Самое счастливое утро.
Наконец я познакомился с Остарой, она мне много чего рассказывала. Сказала что ее друг пропал, я сильно испугался, она говорила что у него были проблемы. Говорила, что в последние время ей очень плохо, одиноко и все кто были ее близкими, то умерли, то уехали, ОДИН ИЗ НИХ ЯВНО МЕРТВ, я засмеялся, но сказал ей что вспомнил смешную шутку, она попросила рассказать, выдумал на ходу, ей не понравилось.

День 50

Самое важное было не утро.
Сегодня вечером я признался ей в любви, на что она ответила, что любит Руперта , но и меня ТОЖЕ. Сказал я ей что он бы не уехал если бы она была ему очень дорога. Убедил ее в правдивости своих слов.

День 68

Хороший завтрак приготовила Остара, ненавижу ее, погода дерьмовая.
Она мне надоела, она не любит меня, она любит Панталиона, у него много денег. Она покупала у него что-то и говорила с ним около 28 часов, она мне говорит что я сошел с ума, но это она сошла с ума.

День 69

Ха-ха, сегодня не было погоды.
Сегодня вечером или утром, я убил эту блядь, которая несколько знакома с ним каждый день. Ее кровь на вкус была как вино, я пил ее кровь. Когда я ее убил, она мне долго рассказывала про него, у него было много городов и ключей от стекол.

День 70

Я очнулся на крыше ее дома, прочитав дневник, я не хотел жить. Я увидел ее голову и кинжал который был в ее рту. Я не понимаю, зачем я убил ее, ведь она была для меня тем самым человеком которого я очень любил. Я не помню что было два дня назад.

День 71

Я в палатке, снова, моя жизнь не имеет смысла. Я плакал целый день.

День 78

Отличная погода, настроение уже нормальное.
Стражники ищут убийцу, убийца я. Мне очень страшно гулять по городу. У меня нет денег, я не знаю что мне делать. Целый день скитался по улицам города, я умираю изнутри, чувствую как мои разумом кто-то управляет, кто-то не я.
Увидел Панталиона, ненависть.

День 88

Какой я злой, погода ...
Ночью приснился сон, я умер 3 раза. Слышал сегодня как со мной говорит мама. Я гулял по городу и разговаривал с ней. Панталион продает булочки своим слугам. УБИЛ ЕГО ЖИРНУЮ МАМУ, сидел у него дома и ел ее мозги, очень вкусно. Он пришел и кричал. Я ударил его кочергой, потом достал глаз спицей и долго смотрел в него, он пытался удрать от меня, ловкий змей. Далеко убегал от меня. Я не бежал за ним. Ушел спать в палатку. Сегодня со мной спал младенец.

День 89

Плохое утро, я опять неосознанно убил.
Взял с собой дневник и читал его в городе. Много писал на обертке дневника от волнения.
Убежал от стражи в ближайший лес, много проблем, меня ненавидят все. Все понимают что убийца я. Надо спать !

День 90

Проснулся рано утром в лесу. Хочу есть. Съел что-то красное. Рядом со мной появилась та собака, которую я проткнул своим кинжалом, ха-ха что-то в этом есть.

День 91

Иду в деревню рядом с городом. Мне очень плохо, наверное от тех ягод. Хочу обратно есть, в лес не вернусь там нечего нету, только плохие красные ягоды. Говорю с каким-то человеком, он представился как Грег, прошу его оставить меня на ночь. Он накормил меня и дал попить что-то горячего. Я был благодарен ему.

День 92

Я напал на Грега рано утром. Я УБИЛ ЕГО ! Кинжалом нарисовал на его лице непонятный символ. Вся деревня прибежала на его свинячий визг. Меня поймали, я боюсь.

День 94

Я спал два дня, проснулся заточенный в темнице, мне сказали что меня отвезут на казнь. Я был не против, моя жизнь дерьмо.
7606026.jpg(83Kb)
  • Репутация: 5
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #22
"40 золотых за койку - недешево" - подумал я.
Цены в Тайбер Септиме не менялись на протяжении 200 лет. Да.. хоть что-то в этом мире остается неизменным. Отметив выгодную продажу артефактов, я ненароком подумал: этим Айлейдским руинам тысячи лет и в них до сих пор полно добра. Ладно, завтра тяжелый день. Именно поэтому я взял лучшую койку в Имперском городе. Предстоит нелегкий путь на север. Засыпая, я вспомнил Гнисис и Бальмору. Эх..как же я хотел бы вернуться домой, жаль что не получится договориться с Мораг Тонг, и в Сиродиле оставаться больше стало опасно. Да, это точно моя последняя ночь здесь.
Утро выдалось мрачным, дождь и туман окутывали меня своей проникновенной прохладой, хорошо, что хоть получил скидку на лошадь. "До сих пор не могу поверить, что орки их едят, это же омерзительно" - подумал я. Ну да ладно, речь не об этом. "Доеду до Брумы, а там - рукой подать до полыхающего Скайрима. Это отличное место для загнанного зверя" - подумалось мне, -" гражданская война, метяжи, много работы наёмника и мало кто будет спрашивать о прошлом".Добравшись, наконец-таки, до Брумы я понял, что совершил огромную ошибку, не захватив с собой в дорогу меховых доспехов. Ветер полностью пронизывал меня до самых костей.
Предстоял сложный переход через горы Джерол. Мне нельзя было появляться на границе возможно потому, что моя мания преследования достигла эпогеи. Продав лошадь в Бруме, я отправился в путь пешком. В таверне мне повстречался пьяный норд, который рьяно рассказывал тамошним посетителям о том, что в горах он видел оборотней. Я думал, что ликантропия не добралась до Сиродила и он просто-напросто перепил, однако в моей памяти были свежи рассказы об ужасах на острове Солстхейм. В любом случае меня это не остановит, уж лучше я встречусь с оборотнями или стаей голодных волков, чем с агентами Мораг Тонг.
Встав на рассвете, я отправился в путь. Ветра не было. Переход занял весь день. Мне повезло: я не встретил ни одной живности, да и мои опасения по поводу огров не оправдались. "Спасибо Азуре" - подумал я, -"она единственная,кто не отказалась от меня и помогает мне даже здесь, на краю света".
Добравшись до Фолкрита, я сразу же пошел в местную таверну. Я был настолько измучен, что даже не собирался там узнавать что-либо о происходящих событиях: я искал ночлега и покоя. В тот момент я не думал, что совершу такую глупую и роковую ошибку: я забыл запереть дверь. Вся моя осторожность осталась в горах. Когда я спал, ко мне пробрался обычный воришка. Но каждый день, ожидая убийц, твоя реакция на незнакомца в номере одна, пожалуй, только одна: удар кинжалом в шею. Правда в этот раз я оставил всё оружие в походном рюкзаке и пришлось прикончить мерзавца струёй пламени, что было слишком опрометчиво, находясь в деревянном помещении. Таверна всполыхнула как стог сена. Еле выбравшись из огня, меня поджидала городская стража. В живых остался я и еще трое. Хозяин выставил мне счет на 11 тысяч золотых,а стража потребовала по 500 золотых за каждого погибшего. "Эти ублюдки потребовали с меня по 500 золотых за каждого погибшего! Да кто они вообще были? Пьяницы, пилигримы да авантюристы. 200 золотых за каждого и не септимом больше!" - сказал я, как вспомнил, что мой рюкзак остался в уже тлеющей таверне.
Выбора не было, сопротивляться без оружия было бы опрометчиво. Хм, не знаю, повезло мне или нет, но стража не смогла ничего разузнать о моём прошлом. Камеры их слишком холодные, в принципе, как и их еда, и находясь вечно связанным сложно пытаться сбежать, поэтому мне ничего не осталось, лишь как ждать своей участи.

Спасибо за внимание!:)
  • Ronin
  • Пользователь
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #23
-"Умоляю, ради Девяти! Ради Аэдра! Ради кого угодно в кого ты веришь, норд!" Ящер вопил истошно, надрывая связки от боли. Ему было тяжело дышать - половина рёбер уже было сломано, колени перебиты. Одним взмахом секиры нордлинг отрубил бедолаге хвост. Крик прервался сдавленным писком - смерть от болевого шока страшная вещь. Дверь, которую запер за собой нордлинг перед тем как зайти в погреб постоялого двора "Уриэль Презренный", популярного заведения среди молодежи всего Чернотопья, уже с десяток минут пытались выбить друзья ныне покойного. Северянин, который никогда и не был в Отчизне стоял перед тяжелейшим выбором действий, решающих его судьбу. Конечно, в первую очередь он стоял перед дверью, уже на треть разбитую в щепки. Глупо. Очень Глупо. Только так можно описать ситуацию в которую попал варвар. Какой-то жалкий, пьяный Аргонианин решил спуститься в погреб без спроса трактирщика Идущего-по-головам и взять пару бутылок "Киродиильского бренди". Впрочем, в этой таверне оно зовётся "Пойло Дракона" подстать названию заведения. Варвар не мог оставить в живых свидетеля преступления. Страшный выбор - совершить убийство. Но ради своей свободы приходится жертвовать многим. Бедолага застал Олафа, высокого мускулистого северянина за завершением процесса убийства того самого трактирщика, которое выражалось в отрезании головы жертвы. Кто же знал, что свидетель окажется вполне крепким что бы выдержать удар секиры по рёбрам и сумеет позвать на помощь. В полумраке тяжело махать двуручным оружием, вот и убийство получилось таким кровавым. Оба убийства. Идущий-по-головам заслужил эту смерть. Олаф не сомневался в этом. 27 лет от появления на свет Олафа и все 27 лет он был в рабстве у своего хозяина. Его беременную мать захватил отряд аргониан-налетчиков на Северный Солтсхейм. Они не считали это налётом. Для них это был очередной акт мести за притеснения своего народа веками данмерами и нордлингами. Олаф работал на мельнице при трактире всю жизнь. Таскать мешки, вспахивать поле, которое больше напоминало балото, рубить лес - единственное что видел за свою жизнь раб. Обучение грамоте от другого раба-данмера Менкара стало аналогом развлечения или просто проведения "досуга" перед сном. Аргонианин должен был сдохнуть. Норды - не рабы! Его мать не была рабом! Она была Скаалом, дочерью гордого народа! И теперь, когда он украл себе это оружие у постояльца,которым восхищались его предки он прорубит себе путь на волю так же, как разрубил кандалы.
-"Сероглаз! Сероглаз! ы живой?! Мы уже тут! Сейчас откроем уже дверь! Терпи! Что там с тобой?!" Друзья покойного ввалились в погреб толпой в 6 человек вооружившись столовыми вилками. Кровь обагрила стены, первый нападавший лишившись головы отлептел в дверной проём и образовал собой "новую дверь" в этой маленьком проёме. Выхода не было. Компаньоны остались без выбора. Желтозуб, Красный-Плащ, Гуляющий-по-воде, Смотрящий-через-Плечо,Прыгающий-под-Луной, Сын-Сахара. В таком порядке смерть получила своих новых сыновей. Олаф, с головы до пят в крови, в одних штанах разнорабочего без топора (что бы вытащить его из последнего нападавшего уже не хватило сил) выбежал из таверны и устремился в лес по полю. Одна минута. Бесценная минута свободы. Арбалетный болт проткнул бедро. Второй угодил в лопатку. Упав на колени норд плакал. Плакал от радости что хоть на 1 минуту, но впервые за 27 лет он почувствовал себя свободным. Подоспевшая стража стреляла в нордлинга на поражение без надежды на то, что здоровяк вырубиться от потери сил, хотя в итоге это произошло. Сияющий-в-Славе, начальник стражи, чьим братом был трактирщик, рукоятью короткого меча огрел затылок беглеца.
-"Тварь, жалкая тварь! Не жилось тебе спокойно?! Думаешь я убью тебя сейчас? И не мечтай, тварь! уж я-то что-нибудь придумаю, что бы ты мучился как можно дольше, урод!"
Горе-беглеца отправили в повозке торгового каравана на север для казни на "душевной" родине. Жестокая шутка Стражника. Всю дорогу Олаф сидел в узком у деревянном ящике с одним маленьким отверстием для кислорода. Караванщик за 50 монет обязался давать за день заключенному булку позавчерашнего хлеба и раз в два дня выпускать его на десять минут для избиений палками.
Эта минута свободы того стоила.
  • Sirop
  • Пользователь
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #24
Я не помню своего настоящего дома и родителей. Арена имперского города – место, в котором я вырос. Игрушки мне заменил деревянный меч и тренировочная кукла в подвале арены. Йорн мой наставник, был малоразговорчив и за любую провинность избивал палкой и плетью. Стоило признать, что его методы были весьма эффективны, и я учился. Он говорил, что может сделать война из любого засранца и мне повезло, что я тренируюсь у него. Шло время, упорные тренировки делали из меня война. Однажды утром ко мне подошел Йорн и сказал:
-Просыпайся, держи рот закрытым, и иди за мной.
Я немедля встал, оделся и пошел за ним. Выйдя из комнаты Йорн пошел в оружейную. Первый раз тут было так тихо, обычно лязг мечей и крики бойцов стояли в стенах подвала, а сейчас нет, все еще спали. Мысли в голове не давали покоя, я не знал, что сейчас будет, но догадывался. Мои догадки подтвердились, зайдя в оружейную я увидел Йорна и еще 2х гладиаторов. Йорн стоял ко мне спиной, а гладиаторы сидели за столом, и пили пиво.
-Думаю ты догадываешься зачем тебя сюда позвали в такую рань. Сказал Йорн.
Один из гладиаторов зевнул.
-Да. Ответил я.
-Пройдя полный курс обучения, ты заслужил право сразится на арене, сегодня это случится. Ты удостаиваешься великой…
-ЙОРН, перебил один из гладиаторов, завязывай болтать дай ему снаряжение и отправь куда подальше. Йорн ничего не ответив, достал меч и протянул его мне. Я взял его.
-А теперь убирайся отсюда. Сказал другой гладиатор.
Я вышел из комнаты и сел на скамью. Через пару часов пришло время битвы, ко мне подошел Йорн и сказал:
-Это твой первый бой, ты готов?
-Да!
Молча встав и повернувшись, он пошел в тренировочную комнату. Внезапно открылись ворота, и я вышел на арену. Я одержл победу в бою против двух противников, братьев, темных эльфов. После боя я отправился в общую комнату. Там меня ждал Йорн.
-Не обольщайся, тебя повезло, отдохни немного и начинай тренироваться.
Йорн ошибся. Мне не повезло, так как это первая победа была далеко не последней. Несколько лет я одерживал победы, одну за одной. Я приобрел уважение среди гладиаторов.
У меня появилась своя комната, и намного больше свободного времени. Но вскоре случилась беда. Мой сон прервал шум за дверью комнаты. Я вскочил и ринулся в коридор. Там я увидел двух стражников, которые тащили Йорна к выходу, увидев меня, он крикнул:
-Брат, помоги!
Не раздумывая, я кинулся в бой. Без труда убил обоих стражей и освободил Йорна.
-Что происходит?! спросил я.
-Закрой рот и следуй за мной.
Ничего более не объяснив, он ринулся к выходу. Я двинул вслед за ним.
-Йорн! кричал я, Стой ублюдок! Во что ты меня втянул?
Он не останавливался.Пробежав до конца по коридору я оказался на улице, было темно. Силуэт Йорна скрылся в ночном мраке, я уже ничего не мог поделать, силы вдруг внезапно исчезли, упав на колени я закричал:
-Черт! Черт! ЧЕРТ! Что я наделал?
По дороге к арене бежала целая дюжина стражей во главе с начальником имперского легиона. Я не стал сопротивляться. Они скрутили меня и бросили за решетку. Несколько месяцев мне пришлось гнить в имперской темнице, судья вынес смягчающий приговор, мои знакомые похлопотали за меня. Они отправили меня в горные шахты Скайрима. Пожизненная каторга, именно так звучал мой приговор. Вскоре я узнал, что Йорн за несколько месяцев до случившегося, вырезал целую семью в Чейдинхоле. Отца, мать, детей. Я незнал какими мотивами он руководствовался, но мысль о том что я помог убийце не давала покоя. Смягчающим мой приговор оказался лишь формально, и официально. На самом деле, один из убитых мною стражей оказался родственником одного важного торговца в городе, торговец купил мне путевку на эшафот. По документам меня везли в Скайрим чтобы отправить в шахты, а на самом деле чтоб казнить. За месяцы проведенные в тюрьме я потерял форму и уже не был силен как раньше… И вот гнилая телега, пара нордов сидящих по бокам и я, уже смирившийся со своей участью …

Как-то так=)
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #25
"Убийцы пощады не знают, доверия к ним не испытывай, связавшись с ними однажды - потерян навечно"... это знает каждый, но когда судьба поворачивается к тебе спиной, бросают друзья, а в недалёком будущем тебя ждёт плаха, то хочется всё вернуть назад или просто уйти от всего этого. Но шанс такой даётся далеко не каждому, за свои ошибки приходится платить и цена порой бывает слишком высока...
Тёмные коридоры, страшные тени, тусклые факелы, покрытые паутиной, медленно тлеют во мгле... стоны, крики. Имперская тюрьма. Заключённые здесь самые опасные, а стражники здесь самые опытные. Много было попыток и столько же смельчаков, котрые пытались сбежать... побеги удавались, но все сбежавшие вскоре были отловлены и обезглавлены, но эта участь ждала даже тех, кто тихо и спокойно сидел за решёткой, так что выбора особо "отважные и честные" имперские стражники не давали. С преступниками долго не церемонились. "Добро Пожа-а-аловать! Устраивайтесь поудобней, увидемся на казни, мразь" - излюбленное высказывание стражников в адрес новоприбывшего, как они говорят, "смрада", но история не о том...
Запахи гнилой плоти и крысиных экскриментов быстро дали о себе знать, вонь была невыносимая... открыв глаза я увидел расколотый череп набитый червями. В ужасе я вскочил и отбежал к стене... голова болит, ничего не помню. Как я здесь оказался?! Лишь фрагменты мелькают в голове... пиво... мно-ого пива и много девушек, красивых, но пошлых в поведении... всё как любит мой братец, кажется картина становится более полной... мой День Рождения. Я не хотел его праздновать и сильно напиваться, но брат настоял на своём, он был любителем выпить и развлечся с девицами лёгкого поведения, при всём при том, что у него красавица жена и двое детей... Что потом? Где связь между гулянкой и этой чёртовой темницей?.. так-так.. ммм.. ссора.. алкоголь, чёрт бы его побрал... драка, кровь на руках и крики из толпы: "Братоубийца! Ты этакая мразь, брось кинжал и стой на месте... эй ты, в шапке! Чего глазёхи вытаращил, гузно подотри и беги созывать стражников!"... быть того не может, да чтобы я убил брата?!! Он конечно не был примерным семьянином... да и братом то толком не был, но всё же мы одна семья...
Хоть факты на лицо, но поверить в случившееся я ну никак не мог, а в это время на каменном полу начал появляться чёрный силуэт и грохот сапог.
Стражник: "Встава-а-ай, едить тя дери, хватит дрыхнуть. Повезло тебе, ты поедешь на родину, Норд".
Я: "Что значит "на родину?" - удивлённо спросил я.
Стражник: "То и зна-ачит, дубина ты высокорослая, велели тебя вести вместе с повстанцами в Скайрим, ну ничего, хоть прокатишься перед смертью, пхехехе"
Утро. Вновь эта вонь и крики. Не успев я открыть глаза, как вломились три стражника и поволокли меня на улицу. А на улице то не лето, из одежды у меня была лишь рваные рубаха и штаны, запачканные кровью, да тапки с разорванной подошвой... мне связали руки тугой верёвкой. "Полезайте в карету, сударь, да побыстрее" - с усмешкой сказал один из стражников и толкнул меня рукой в затылок. В повозке сидели довольно сильные, но измученные люди... за исключением одного, вечно нывшего, сопляка. "Трогай!!!" - вскрикнул стражник и мы двинулись в путь. Я заснул.
Проснувшись, я почувствовал дикий холод. Снежинки касались моего лица и рук. Вот и он, Величественный, Заснеженный Скайрим, Родина Нордов... Моя Родина. "Просыпайся, ну же, просыпайся тебе говорю" - тихо сказал один из моих "спутников".
Повстанец: "Ты тоже его видел!? ТЫ ВИДЕЛ!? СКАЖИ!"
Я: "Видел "Что"?"
Повстанец: "Летучего "проходимца"
Я: "Кого-о-о???"
Повстанец: "Дра-ко-на, только не кричи, иначе нас обоих казнят прямо здесь"
Я: "Ты спятил, они все вымерли, последний... дра-кон [прошептав] сейчас находится в Сиродииле, в Имперском Городе, и то он золотой, и то не факт, что настоящий"
Повстанец: "Ты не веришь в них. Ты с ними заодно"
Я: "С ними - это с кем?"
Повстанец: "Скоро узнаешь. Мне известно кто ты такой и я знаю твоё предназначение, я вижу это в твоих глазах, неведомая сила проявит себя при падении голов багровых, но твоей среди них не будет, в руке твоей меч, в глазах страх, а в душе отвага, вот твоя судьба"
Я: "Что за...?" Тут нас прервал стражник: "Заткнитесь вы оба, хватит там шептаться, из-за вас, уродов, мне пришлось ехать в этот долбанный Скайрим с его долбанной погодкой, и я о-о-очень буду рад, когда ваши головёшки покатятся по земле после отлично проделанной работы ПАЛАЧА!!!" Я думал он подавится собственной слюной после такого "богатого" монолога, но вот вдали виднеется, потрёпанный погодой и временем, форт. Смерть уже близка, но я уже смирился, брат мёртв, а значит такому братоубийцу нечего делать на этом свете"... Подняв глаза в небо, чтобы последний раз увидеть его, мне показался какой-то странный, огромных размеров, объект. Не обратив особого внимания - опустил глаза и с горечью вздохнул... "Вот оно... место, покрытое смертью, "Их" привлекают такие места" - пробормотал тот сумасшедший повстанец. "О ком ты говоришь" - спросил я его. "Просто послушай и ты всё поймёшь" - ответил повстанец. Конечно же не придав его словам значения я попытался прислушаться... среди звуков ветра, голоса дозорного и брани заключённых мне послышался отдалённый крик... он напоминал... рёв. Я удивился, но продолжал вслушиваться. Этот рёв становился всё отчётливей и отчётливей, потом он прозвучал и вовсе рядом. Стражники пошатнулись. "Что это было?!" - вкрикнул один из них. "Успокойся, солдат, всего лишь ветер". Но вскоре рёв был настолько громким и чётким, что мне стало не по себе. "Следующий, живо!" - вскрикнула девушка из Легиона. Я подошёл к плахе и почувствовал удар ногой в спину. У меня потемнело в глазах, стараясь присмотреться, я медленно поворачивал голову влево. Топор всё поднимался и поднимался. Палач был готов ударить, но случилось невероятное... повстанец был прав, "они" вернулись. Он приземлился на башню, издав ужасный рёв. Все попадали, а я вдруг почувствовал, что кто-то перерезал тугую верёвку на моих руках. "Лучники, приготовиться, ог..." - не успев отдать приказ, командир был сожжён до тла. Чувствую руку на своём плече, это он. "Прости, что не верил тебе... кто же ты такой?" - в попыхаз спросил я, а он неторопясь ответил, как будто это "создание" ничем ему не угрожало: "Идём, нужно поспешить, нас ждёт долгий путь"
Так случай, бредни, казалось бы, сумасшедшего пленника уберегли Норда от неминуемой смерти, что ему предначертано судьбой - неизвестно. Ещё одно спасение мира легло на плечи Нового Героя...
Конец.

  • Rayn
  • Пользователь
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Украина | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #26
Дождливый осенний день, мокрая трава под ногами, что заставило меня прятаться в кустах, как облезлую лису? Ах да… имперское корыстолюбие, безпринципность и поборничество. Мой народ голодает, но они забирают последнее, мой отец умер на моих руках, когда я вернулся с недельной охоты, неся на плечах молодого оленя. Умер от голода. Мать сошла с ума от горя, теперь ее называют заразной. Почему мой народ молчит? Почему он бездействует? Неважно, я уже никогда не стану прежним, моя жизнь больше не принадлежит мне.
- Тромгард, прекрати увлажнять Мудреца.
- Хе! Последняя пинта была лишней!
- Если жрецы узнают, что ты мочился на этот дуб, тебе отрежут родовое копье.
- Пусть попробуют!
- Перестань шуметь, похоже падальщики уже недалеко.
Я слышал их. Нет, кажется я их чувствовал? Часть меня умерла навсегда, но оживала когда я слышал стук копыт и скрип телег сборщиков податей. Имперские мастера работали хорошо, колеса были крепкими и всегда хорошо смазаны. Но именно это всегда выдавало этих псов. Этот высокий, едва уловимый звук, так резко отличающийся от того, который издавали телеги нищенствующего населения Скайрима.
- Началось.
Тромгард отрыгнул в знак согласия и побежал на другую сторону дороги. План был прост, когда они подъедут достаточно близко, мы натянем веревку и выведем их кляч из игры.
В этот раз удача была на нашей стороне. Кучер наверняка гнал коней всю ночь, жадные свиньи. Веревка осталась незамеченной и впилась в тонкие ноги коней, подобно мифическому белому волку Кадару. В то время как животные падали, я уже бросал свой любимый топор в голову ошарашенному кучеру. Надо признать, они поумнели. Из под наброшенных на телегу покрывал поднялось шестеро вооруженных охранников.Где-то под мехами вопил от страха сборщик податей. Не думая долго я рванул к ближайшему и воспользовавшись неудобством его положения, взмахом секиры лишил этого падальщика ноги, пока бедняга пытался слезть. Фонтан крови и отчаянные крики пробудили во мне азарт. Но опыт подсказывал, что со всеми мы не справимся.
- Тромгард, лес!
Мы бежали как в последний раз, но охрана как не странно бросилась нас преследовать.
- Как у тебя?
- Долбанул этого мудака щитом в харю. Живой поди.
- Проклятье. Тихо, они приближаются.
Долгое, практически отшельническое существование, наделило меня повадками животного. Теперь уже отчетливо слышались шаги. Похоже они нас окружили. Только я не зря завел их именно сюда. Тут обычно охотились на медведей и мы знали где находятся капканы. Крик одного из преследователей был сигналом для нас. Мы рванули в противоположную сторону и вдвоем набросились на одного из охранников. Это был высокий и стройный мужчина с железным круглым щитом и коротким мечем. Проклятые фехтовальщики. Несмотря на наш натиск, ему удалось несколько секунд избегать наших ударов. Это были самые важные несколько секунд в моей жизни. Прежде чем упасть с горлом перерубленным мечом Тромгарда, наш противник дал возможность своим товарищам окружить нас. Но счет теперь был лишь трое против двоих. Я сразу же узнал подранка Тромгарда, по кровавым подтекам на лице. Мы были опытными воинами и нам не нужно было лишних слов. Я бросился к раненному, а Тромгард завязал бой с остальными двумя. Это был рискованный ход, но выбора у нас не было. Удар секиры опустился на щит раненного, но хваленная имперская выучка сделала своё дело, ублюдок одернул щит и удар прошел по касательной. Дальше тянуть было некуда, я чувствовал свою ответственность. Поэтому решиться на отчаянный маневр было делом одного мгновения, я симулировал широкий замах из-за спины, мой враг не заставил себя ждать и сделал молниеносный выпад в грудь. Его клинок уже входил в мое тело, когда он получил окованным древком в лоб. Боли небыло, я нанес удар ногой в колено и повалил его на землю. Поборов искушение я не стал тратить время на этот мешок с навозом и поспешил на помощь своему другу. Положение Тромгарда было печальным, он покрылся порезами и колотыми ранами. Несмотря на все его мастерство обращаться с щитом. Я бросился к ним и всадил секиру в спину одному из ублюдков. Опытный воин отвлекся всего на долю секунды, но этого было достаточно для того, что-бы всадить клинок ему в бок. Я издал вопль ненависти и оставив застрявшую в спине имперского пса секиру бросился на последнего врага с кулаками. Я наносил удар за ударом, пока он не завалился на землю.
Ублюдок сделал отчаянную попытку достать меня мечом, но я перехватил его руку и медленно перерезал ему горло засопожным ножом. Я наблюдал как гаснет жизнь в его глазах, пробудил меня лишь протяжный стон Тромгарда. Я бросился к нему и тут же прижал к его ране пропитанную целебными травами ткань.
- Хей, Рагнар, я уже не жилец, позволь мне уйти спокойно.
- Хрень, Тромгард мы уйдем отсюда вместе. Выпей мёда.
- Думаешь поможет?
- Обязательно поможет. Теперь пошли отсюда.
Я забросил руку своего единственного друга через шею и мы попетляли к деревне.
- Эй Рагнар, а как же деньги?
- Я найду его, за это не переживай.
- Ты поведешь меня к ведьме?
- У тебя есть предложения получше?
- Проклятье, лучше дай мне умереть, я слышал, что лечит она своей…
- Это только слухи.
- А если нет?
- Слухи.
- Не пугай меня Рагнар, лучше оставь меня.
- Исключено.
Мне больно рассказывать о том, что было с нами дальше. Нас ждала засада, кто-то проговорился и сдал нас. Не хочется верить, что все в этом мире решают деньги. Меня заставили выбирать между своей жизнью и жизнью друга, и гордой смертью. Хей, что бы кто ни говорил, в смерти нет прекрасного, я выжил, но кто сказал, что я буду играть по их правилам?
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #27
Жарко, здесь очень жарко. Жара - это единственное подходящее описание этого места. Один из планов Обливиона. Похоже, пошла третья неделя моего пребывания здесь. За всё время это время я видел лишь этот чёртов каменный остров, являющийся моей опорой, небо кровавого цвета и море лавы до самого горизонта. Чувство жажды не оставляет меня с самого начала моего пребывания здесь. Но я до сих пор жив. Что-то специально изматывает меня. Изредка мне кажется, что на кровавом фоне неба вдали что-то пролетает. Быстро. Быстрее чем может успеть сконцентрироваться взгляд. И еще эти плотоядные растения, жалкие подобия живой природы, растущие на этом острове. Каждый раз, когда я закрываю глаза, они начинают шептаться. И медленно ползут. Всё ближе и ближе ко мне. Скорее всего, я просто схожу сума. Долго еще я так не протяну.

В тот день ничего не предвещало беды. Обычный патрульный обход на одном из дальних аванпостов Сиродиила, на границе со Скайримом. Отряд из пятидесяти отборных орков, поклявшихся служить империи. Я, Отайрин, командир этого полка, никогда не прощу себе то, что завёл своих парней в ловушку. Понял я это слишком поздно. Прозвучал горн, чей звук не слышали уже не одну тысячу лет. Фалмеры или эльфы снега. Приказ перегруппироваться уже никто не услышал, внезапно появившаяся метель сносила с ног опытных воинов, стрелы добивали лежачих. Сильный удар повалил меня на землю.
-Отайрин!, - прозвучал голос Айштана. Стрела сразила моего товарища и лучшего друга в сердце.
Я видел, как моих людей убивали одного за другим. Белый конь встал возле меня, с него слез эльф, чья кожа отдавала синим.
-Это начало войны, орк.
Удар меча, боль в сердце.
Проснулся я в этом месте.
Я закрыл глаза. Сон, вот что спасала меня от безумия.

«Мой повелитель, орк до сих пор жив». Даже сквозь закрытые веки я чувствовал, что передо мной стоит несколько существ. Тяжелый вздох и усталый голос второго: «Разбуди его. Скажи ему о его судьбе. Предложи ему сделку. Сделай это, во имя своего повелителя Малаката». Чьи-то тяжелые шаги, заставляющие дрожать весь остров. Приоткрываю глаза. Огрим. Давно я не видел этих тварей, огромных и глупых дейдра, слуг орочьего бога. «Вставай, я вижу, ты все слышал, орк».
«Сам Малакат выбрал тебя для свершения своих целей», - голос огрима резал уши. «Тебя ждет великая судьба, иди за мной», - из лавы поднялся мост. В конце его был портал в Тамриэль.
«Что будет, если ты получишь отказ?», - я давно отрекся от Малаката, служить ему желания не было. «Тогда ты будешь на этом острове до скончания веков», - кровожадная ухмылка говорила о том, что огрим не против такого варианта развития событий, «И… Ты же хочешь отомстить за своих людей?». «Я…я согласен», - решился я. «Вот и хорошо, я отправлю тебя в Скайрим, наш посыльный передаст тебе твое первое задания, все детали узнаешь от него. Не бойся, он сам тебя найдет. А теперь прощай, Отайрин», - огрин толкнул меня в портал. Снова тьма.

«Вот ты и попался, предатель», - меня куда то тащили по холодной земле. «Что будем делать, Хамель?», - второй голос. «Командир решит, пока что в темницу его». Скрип двери, падения на каменный пол. Стражники ушли, я стал осмысливать все, что со мной случилось. Из угла моей темницы послышался голос: «Отайрин, тише, не делай вида, что слышишь меня, за тобой пристально следят. Скоро тебя поведут на казнь, тебе нужен план, дабы выжить. Слушай и запоминай, мой друг, слушай и запоминай…».

«Заключенный Отайрин, бывший капитан полка орков на службе империи, ты обвиняешься в сговоре с гнусными фалмерами, в предательстве своей империи, отречение от клятвы, в смерти многих граждан империи…», - списку обвинений не было конца. Пока меня не было, фалмеры успели нанести серьезный ущерб Сиродиилу. Меня нашли возле трупа посла Скайрима в Имперском городе. Теперь меня ждет одно – казнь. Но у меня есть предназначение, которое я должен выполнить. И… у меня теперь есть план. Осталось совсем немного, и я докажу, кто здесь кого предал и я найду того, кто расплатится за всё это своей кровью.
  • Репутация: 14
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #28
Выставляю на общий суд свою историю:

ШЁПОТ СУДЬБЫ


Гортанный рык даэдрота - последнее, что я услышал, прежде чем тот выпрыгнул прямо на меня из огненной пасти Обливиона. Император! Твой верный Клинок пал близ стен Брумы, вонзая в сердце надежды ещё один кол. Я подвёл тебя... Подвёл всех вас. Снег пропитался алым вперемежку с грязью и пеплом. И земля была усыпана телами бездыханными, а их души взмывали ввысь подобно стае белокрылых птиц. Я сам был такой птицей. Мой путь лежал сквозь пелену сознания на встречу к звёздам.
Внезапно взор ослепил яркий свет. Едва привыкнув к нему, я разглядел девять силуэтов в белоснежных мантиях почти шесть футов в высоту каждый. Их лики были скрыты тенями капюшонов.
- Кто вы? - слетело с губ и разнеслось эхом в никуда.
- Тебе ведом ответ, - изрёк один из них, - позволь нам поведать тебе суть происходящего, дабы избежать ненужных вопросов.
Я неловко кивнул.
- Превосходно. Начну с главного. Грядут тёмные дни. Страшная угроза нависла над Тамриэлем. И тебе как избранному предстоит...
- Прошу прощения. Разве Обливион не являлся сией угрозой?
Другая фигура в белом дала ответ:
- То было давно. С той поры минуло свыше двухсот лет.
- Два столетия?! - опешил я. - Но мне довелось присутствовать там пару минут назад!
- Время течёт иначе в Чертогах Перерождения. Твой путь ещё не завершён. Без императора мир погряз в бесконечных гражданских войнах, междоусобицах, расовых конфликтах. Но это лишь малая толика бед, по сравнению с куда более свирепым врагом, нежели Обливион.
- Но как мне бороться с ним?
- Тебе будет дана сила. Ты почувствуешь её.
С этими словами мир как будто угас, и я очутился в какой-то повозке, мерно колесившей через небольшой подлесок.
- Я живой, - облегчённо вздохнул я.
- Боюсь, это не на долго, - сказал мужчина, сидящий напротив...

P.S.: в моей истории не указано, по какой причине ГГ везут на казнь, но ведь было сказано проявить фантазию. Предыстория игры всегда была скрыта от нас. Пусть это останется так.
  • Репутация: 7
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #29
Ну-с, с Богом!)

«По зову матери»

Над Брумой тихо опустилась ночь, небо усеянное мириадами звезд предвещало лишь холодную погоду к следующему дню. Город притих, лишь из ближайшей харчевни доносились гулкие выкрики и смех. Под светом луны не спеша, шел незнакомец, скрипя сапогами по снегу. Полностью погрузившись в свои мысли, он направлялся к дому Хакса. Навстречу незнакомцу приближался патрулирующий территорию стражник, облаченный в доспехи цвета герба Брумы. Желтый. Как незнакомец не любил желтый! Этот цвет навевал ему дурные воспоминания, которые он так хотел бы забыть…
Но не стоит отвлекаться, отбросив все свои внутренние неприязни, он любезно улыбнулся и чуть наклонил голову в знак приветствия. Стражник, сузив свои косые глазки, странно поморщился на него, но все же, как-то неохотно наклонил голову в ответ.
Нужно быть на чеку – подумал незнакомец. Он что-то заподозрил, а это плохо.
Наконец он приблизился к намеченному пункту, вот он дом Хакса. Незнакомец подошел к двери и, приложив указательный и средний палец к замочной скважине, он что-то тихо прошептал. Послышались несколько щелчков и дверь слегка приоткрылась. Незнакомец вошел в дом.
В доме было тепло и уютно, немного неприбранно, но уютно. Аккуратно закрыв за собой дверь, он остановился на секунду у порога, давая глазам привыкнуть к темноте.
… 3,4,5… -мысленно отсчитал он и направился в спальню. Ступая легкой поступью, он на ходу расстегнул свой теплый плащ и бросил его на пол, оно ему больше не пригодиться. Под плащом скрывалась плотно обтянутая одежда, сшитая для того что бы передвигаться не стесняя движения, на ремне висел короткий кинжал, который он бережно хранил для особых случаев, он готов. Он готов.
В темной спальне отчетливо был виден силуэт мужчины, сидящего на краю кровати. Он рыдал, рыдал очень тихо, поминутно вытирая рукавом нос. Не дойдя до него и пяти шагов, незнакомец остановился. Хакс прекратил рыдать и еще раз всхлипнув, обратился к незнакомцу, не отрывая глаз от пола:
-Ты никогда не задавался вопросом, в чем смысл жизни?
Не дожидаясь ответа, он продолжил.
-Скажи, почему мы настолько слепы: мы не видим, что причиняем боль только сами себе?
Незнакомец не отвечал ему, он просто стоял и ждал.
-Ты знаешь, я в жизни совершил много ошибок, очень много – тут он вновь зарыдал, но усилием воли заставил себя успокоиться. Окидывая взглядом всю свою жизнь, я вдруг понимаю, что ничего не осталось… Дурак.
Наконец Хакс встал и посмотрел в лицо своему гостю. Лицо его все облитое слезами, казалось таким старым, таким измученным, а глаза, в них было море скорби и боли…
-Ну, давай! Делай то зачем пришел!
Незнакомец одолел те пять шагов, что разделяли его и Хакса, и резким движением руки вытащил кинжал, из ножен, перерезав горло своей цели. Теплые брызги крови обдали лицо убийцы, Хакс схватился за горло и что-то прохрипев, повалился на кровать. Убийца склонился над ним и занес руку в ударе, удар-взмах, удар-взмах, удар-взмах, так до тех пор, пока окровавленное тело жертвы перестало корчиться. Дело сделано.
Убийца провел рукой по мокрому от крови лицу.
Ты прав – подумал он. Оглядываться некуда, ничего не осталось.
Постучали в дверь.
-Хакс, Хакс открывай! – донеслось из-за двери. Хакс, ты там? Дьявол!
Недолго думая, убийца подвинул истекающее кровью тело в сторону и лег рядом с ним, достав из кармана желтую таблетку, он положил ее себе под язык. Держа в руках кинжал, он положил их себе на грудь и закрыл глаза, медленно погружаясь в сон.
В дверь уже остервенело ломились, и было слышно как она трещит от ударов.
Спи, спи мой мальчик, усни – прозвучал женский голос старушки в его голове. Я позабочусь о тебе, дитя мое.
Дверь выломали, по коридору уже неслось пара стражников.
-Не с места, ты отродье! Ты, ты… Срань господня! Райла! Зови подмогу!
Спи, спи мой мальчик, усни – нежно повторил все тот же голос. Путь твой будет долог и извилист, но ты не волнуйся, я позабочусь о тебе, Довакин.
Все голоса утонули в тишине, Довакин уснул. Он больше не слышал, как в комнату вбежали еще несколько стражников, как кто-то с криками дергал его за шкирку, бил по лицу пытаясь разбудить. Он не помнит, как чуть позже, его повезли в тюрьму, потом в другую, а чуть позже в университет таинств. Словно какой-нибудь груз от него пытались избавиться. Мертвецу не предъявишь обвинение в убийстве, а уж живого, не выходящего из своих снов тем более. Придет день, и его разбудит ласковый голос Матери Ночи. Она позовет его тихо по имени, а он откликнется в ответ, чтобы исполнить ее волю. Ее желание для него закон, он раб ее воли.
А пока, спи мой мальчик, усни – вновь и вновь повторял нежный голос Матери Ночи, растворяясь у него в голове.
  • Tveri4
  • Пользователь
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужчина
  • Страна: Российская Федерация | no
  • 11/11/02
  • Сообщение #30
Писалось на скорую руку

-Вставай ящер время пришло, - стуча палкой об решетку, улыбаясь говорил охранник.
-Атак все хорошо начиналось, - лениво сватая с пола.
- Я был простым торговцем, мой путь торговый путь был из порта Элинор в Хаммерфол, потом в Сентинел, а от туда в Имперский город.

20 дней до казни
Тихое, спокойное утро, на палубе корабля было лишь трое человек. Ящер, Раский - молчаливый и ходил в рясе и юнга - маленький редгард занимался мойкой полов на палубе.
- Тфинк вас так зовут ? - Подходя с ящеру
- Тзинк, вы что-то хотели мистер Раский? - не отрываясь смотрел на горизонт где должен был появится Хаммефол.
- Да так мне вот интересно куда вы направитесь после того что как мы пристыкуемся в порту ? - разглядывая аргонеанена.
- В Сентинел - поворачиваясь к имперцу, - У меня там друг дожидается заказа, а вы?
- В Винтерхолд там у меня жена и дочь завтра ей исполнится 2 годика.
- Поздравляю друг мой! - похлопал по плечу, - а я как вижу священник?
- Не совсем... - не договорив с низу поднимается матрос и позвал на ужин.
Стол был на 8 человек но лишь 5 мест было занято: Тзинк, Раский капитан Басфо - редгард улыбчив и добр душой, Элоа - полу редгард, полу альтмер "-красавица с жалом смертельного яда" описывал ее один матрос и данмер с двемерскими доспехами с эмблемой гильдии бойцов.<Этот фрагмент был пропущен для сокращения рассказа>

19 дней до казни
Проснувшись корабль "Мечта Редгарда" был уже в порту попрощавшись в капитаном и попутчиками Тзинк взял ячейку в складе для хранения своего товара, пока он ищет покупателей и выполняет поручение Раския. Отнести посылку в один из домов в Хаммефоле, дойдя до дома заметив что дверь открыта, как только начал отпирать его схватила рука и затащила в дом, упав аргонеане увидел перед собой человека в черной мантии. - Ты Раский? - Тихо говорил человек в мантии, выглядывая на улицу.
- Нет меня послал суда Раский отставить в этом доме посылку - вставая с пола и отряхиваясь. - Это место уже не безопасно они уже здесь, беги в Морфал к Савенны - доставая нож из под мантии. - Беги ящер! - телепортиравшись в комнату два человека в странных доспехах и набросились на человека в мантии. И Тзинк побежал присоединился к каравану направлявшийся к границе Хайрока и Скайрима.

<18-14 дни были пропущены для сокращения рассказа "Плен и пытки" "Побег">

15 дней до казни
Тихая таверна где-то на юге Скайрима.
- Проснулся друг, а теперь скажи мне где посылка? - качавшаяся на стуле молодая данмерка. - Спасибо что спасла меня, посылка в надежном месте я покажу, кто вы такие вобче и что за посылка? - сонно говорил ящер.
- Тзинк, правильно? Мы твои друзья меня зовут Анла, Раский передал тебе книгу братства, темного братства, но сам сбежал, а 2 дня назад его убили в собственном доме. - Грустно смотрела в пол Анла. - А он мне нравился хотя в братстве мы были как брат и сестра.
- Так ты из братства, а что за книга эта? - Переводил разговор на сущие проблемы.
- Как говорится на обратной стороне книги "Лишь истинный брат, может открыть книгу и проложить путь в покои отца" - с большим удовольствием рассказывала данмерка аргонеанцу, вдруг услышала что-то за дверью - Здесь не безопасно. - Схватив ящера и повела. И они отправились в тайник.

<Фрагменты путешествий были вырезаны и рассказа с 14-4>

3-1 дней до казни
Найдя тайник преследователи бывшие люди темного братства завязалась драка Тзинк был ранен и они вместе Анлой выбравшись с книгой отправились в Драгонстар. Но не доехав до города они становились в маленькой деревушке где и был пойман Тзинк а Анла бесследно пропала.

0 дней до казни
- Тебе письмо "мертвый" - передавая письмо ящеру и ящер начал разворачивать письмо, прочитав аргонеанена улыбаясь, схватив за оба плеча несли стражники на казнь...
Форум » Наш сайт » Конкурсы и награждения » Конкурс (2) (Биография персонажа)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск: